Наши соотечественники: день вчерашний и будущий (1994)

Эти заметки – о книге действительного члена Академии социальных наук, профессора Абдуллы Магомедова «Дагестан и дагестанцы в мире». И не только о ней. Достоинство любой книги -  прежде всего в её информативности, достоверности, актуальности. И ещё в том, чтобы она своим содержанием способствовала хоть чуточку совершенствованию общества. Пусть не прозвучит традиционно, но этими всеми достоинствами характеризуется названная работа президента Дагестанской ассоциации по связям с соотечественниками за рубежом «Ватан», проректора Даггоспедуниверситета, профессора.

Книга несколько необычна в смысле композиции и, так сказать,  последовательности изложения, даже, на первый взгляд, и по содержанию, трудно определить её жанр. Научное изложение прерывается подбором цитат из выступлений участников Конгресса соотечественников Дагестана, проживающих за рубежом, вдруг вклиниваются стихи, появляются списки участников Конгресса, и тут же целый набор интересных, «живых» фотографий…. Тем не менее все эти, казалось бы, разрозненные куски внутренне связаны и в целом вполне оправдывают название книги.

Говоря об информативности, нельзя не обратить внимание на раздел «По Дагестану: сегодня и в прошлом». Это самостоятельный исторический очерк, в котором в очень сжатой форме ( но не тезисно ) изложена история Дагестана, наиболее примечательные сущностные моменты. Это настоящий научный труд, написанный на основе анализа большого количества литературы и первоисточников. Тут немало и таких сведений, которые знает лишь узкий круг специалистов. Тут и откровенный разговор о том, как, какими средствами был завоёван Дагестан Россией, после чего поднялась первая волна эмиграции.

О восстании горцев 1877 года как будто все знают. Тема восстания, «бунта» составляет целый раздел устного народного творчества лакцев, даргинцев, аварцев и других народов. Но многие ли знают героев восстания или о том, как оно  было подавлено, о том, что из горного и среднего Дагестана в Сибирь было сослано 5000 семей, повешено 300 дагестанцев. Кстати, об эмиграции (мухаджирстве): читателям будет интересно узнать, как активно стимулировало царское правительство этот процесс и как в этом ему помогали, и не без корысти, некоторые дагестанцы. Царская администрация по меньшей мере избавлялась от наиболее беспокойных элементов и за одно расширяла жизненное пространство.

В этом же очерке читатель узнает о народах Дагестана, языках, природно-климатических условиях края, о современной экономической и культурной жизни Страны гор.

- сложилась фабрично-заводская промышленность, которая была предоставлена 68 мелкими предприятиями, вырабатывавшими промышленную продукцию на сумму 1 млн. 251 тыс. рублей;
- насчитывалось 4 консервных завода (два из них в селениях Араканы и Хаджалмахи);
- хлопчатобумажная фабрика в Порт-Петровске (890 рабочих);
- 22 рыбных промысла и 10 бондарных цехов;
- поголовья скота – 2,5 млн. голов;
- реализовано животноводческой продукции на сумму около 700 тыс. руб. в Астраханской, Бакинской, Московской, Воронежской, Курской и др. губерниях;

В книге имеется целый ряд исторических новелл о выдающихся о выдающихся дагестанцах, в том числе волею судьбы оказавшихся за рубежом. Это рассказ о Магомед-Беге, прославленном герое знаменитого Брусиловского прорыва в Первую мировую войну, турецком генерале и соратнике Ататюрка, это рассказ об Али-Кули-Хан-Валехе – правнуке Эльдар-Шамхала, знаменитого на всем Востоке и Индии поэта, автора антологии о 2594 поэтах, живших с X по XVII вв. Здесь же малоизвестные сведения вообще о потомках шамхальского рода, которые возвысились при дворе персидских шахов. Здесь достоверный рассказ о потомке кумухских ювелиров, возвысившихся при дворе абиссинского негуса, генерале Насибе, который прославился как командующий абиссинской армией, упорно сражавшейся с итальянскими агрессорами в 1935г. В этом же цикле одиссея художника Халилбека Мусаясул, признанного во всем мире еще при жизни великим и сегодня малоизвестного на его родине, которую художник никогда не забывал и служил ей, где бы сам ни находился.

И вот теперь читатель имеет возможность получить, как говорится, из первых рук достоверные сведения обо всех населенных пунктах, где проживают аварцы, где – лезгины, даргинцы, кумыки и другие, откуда родом, даже из какого тухума та или другая группа дагестанцев. (Но, как выясняется, лакских селений не оказалось). Не только о дагестанцах в Турации – в кинге мы получаем сведения в целом о 800 зарубежных дагестанцах, живущих в США, Германии, Иордании, Сири… Даже в Японии. Это не только имена и фамилии. Это полные анкетные данные, в том числе сведения о том, кто, когда и при каких обстоятельствах оказался в данной стране и чем в настоящее время занимается. За всем этими именами стоит многотрудная поисковая работа, сотни, тысячи писем в разные адреса и частным лицам, в газеты, посольства и т.д. Без тени иронии можно сказать: только для этого стоило создать ассоциацию «Вата» и избрать ее президентом Абдуллу Абдуллаевича.

Об актуальности. Конечно, книга в целом вся актуальна – и по содержанию, и по времени появления. Но тем не менее обращают на себя внимание несколько разделов, в которых автор касается важных по тем или иным соображениям вопросов сегодняшнего дня.

Книга была бы неполной и перестала бы адекватно соответствовать своему названию о Дагестане и дагестанцах, если бы автор обошел молчанием тему сегодняшнего положения республики. Невозможно не согласиться с автором, когда он с болью пишет, что Дагестан переживает один из самых тяжелых периодов в своей истории и по существу начался невиданный доселе всеобщий кризис: кризис в человеке, в его потребностях, психологии и мировоззрении, в комплексе взаимоотношений, взаимоотношений между людьми и государством; кризис социальный, национальный и т.д. и т.п. Совмещение разнородных укладов и элементов многих формаций позволяет обозначить наше общество, по остроумной формулировке автора, как «конгломератный строй».

Верно обозначены «движущие силы» общества, которые так или иначе делают погоду в экономической и политической жизни республики. На наш взгляд, автор совершенно прав в своем выводе о том, что «решающим обстоятельством, которое удерживает общество в относительном равновесии, является то, что ни одна из национально организованных сил не может приобрести в многонациональном Дагестан решающего перевеса».

Абдулла Магомедов в последние годы вплотную занимался политологией, поэтому весьма уместным представляется им возможный вариант развития Республики Дагестан в ближайшие годы. Их у автора пять, но он сам предпочтение отдает (и это, на наш взгляд, достаточно обоснованно и убедительно) одному из этих вариантов: «Дагестан остается в составе России и следует в фарватере ее политического курса. Достоинства этого варианта: сохранение исторических и психологических традиций, сложившейся языковой практики межнационального общения, возможности широкого выхода на неисчерпаемый российский рынок и через него – мировые хозяйственные связи. Недостатки: экономическая и политическая слабость современной России, аморальность федеральной государственной политики, неконвертируемость рубля, непредсказуемость поведения и решений российского руководства по важнейшим вопросам, в том числе в сфере национальных отношений. Кроме того, нужно учесть, что ослабление связей с Россией неизбежно поставит на повестку дня проблему русско-язычного населения в Дагестане со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами, включая территориальные.

Понятна озабоченность автора книги и как дагестанца, и как президента ассоциации «Ватан», когда он ставит вопрос вообще о взаимоотношениях Дагестана с теми странами («ближними» и «дальними»), в которых проживают наши соотечественники (а их немало – цифровые данные читатель может найти в книге), и , с другой стороны, о взаимоотношениях дагестанцев и каждого из нас с иностранными дагестанцами.

В этой связи отрадно отметить, и это является главным достижением Первого международного Конгресса соотечественников Дагестана, что в целях претворения в жизнь его решений  создан исполнительный комитет с постоянным местопребыванием в Махачкале. В числе основных задач, возлагаемых на комитет, всестороннее содействие социально-экономическому, нациально-культурному и политическому развитию Республики Дагестан; посредническая деятельность по разрешению этнополитических проблем на основе соблюдения общедемократических норм, укреплению этнических связей, удовлетворению культурно-национальных потребностей соотечественников, проживающих за пределами Дагестана; подготовка необходимых экспертных и аналитических исследований, выработка практических рекомендаций для государственных и общественных организаций; оказание помощи зарубежным соотечественникам, желающим вернуться на историческую родину; рассмотрение общенациональных проблем, требующих обращения в государственные органы и международные организации, и т.д. и т.п.

Замечательный документ! Но вся проблема в том, что исполком конгресса – это общественная организация и все усилия, даже самые эффективные, ни к чему не приведут без поддержки и «вмешательства» государства, официальных организаций Дагестана.

Без конкретной поддержки руководства Дагестана бессильной оказывается и ассоциация «Ватан». Кстати, и зарубежные дагестанцы тоже склонны смотреть на связи со своей родиной более «вещественно» и готовы приложить соответствующие усилия. Руководитель крупной ковровой фабрики Турции Нажмуттин Арар готов открыть в Махачкале торговые точки по продаже ковров, а в последующем построить здесь фабрику; мэр города Амман (столицы Иордании) Мухаммад Башир выразил готовность активно участвовать в развитии легкой промышленности в Дагестане и торговых отношений с Дагестаном и т.д.

Но они не очень-то верят в возможность сотрудничества и ставят вопрос о гарантиях зарубежных инвесторов. Они хотят иметь дело со специальной фирмой в Дагетсане, которая занялась бы сбором предложений по сотрудничеству Дагестана с диаспорой со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами и гарантиями. А их пока нет. Будет обидно, если эти замечательные возможности будут упущены, тем более мы отпугнем и потенциальных партнеров. (Вдими, не случайно за круглым столом по экономических проблемам в рамках программы Конгресса было очень мало зарубежных гостей, и те, кто присутствовал, то и дело поднимали вопрос опять-таки о гарантиях).

Вот другая конкретика: 13 наших соотечественников из Стамбула обратились с заявлением о выделении земли в Дагестане для строительства коттеджей. Ассоциацией «Ватан» и акционерным банком «Имбанк» с участием дагестанско-ливанского совместного предприятия «Дали» и акционерной компанией «Жилпромстрой» подготовлены обоснования и предложения по финансированию и строительству коттеджного поселка «Ватан» для соотечественников, проживающих в дальнем и ближнем зарубежье. Однако вопрос еще не решен.

Ассоциация подняла вопрос о проведении переговоров по заключению прямых двухсторонних соглашений между правительством Республики Дагестан и правительствами Турции, Сирии, Иордании, где проживает большая часть диаспоры, об экономическом и культурном сотрудничестве. Может, «Ватан» превышает свои полномочия? Ничуть. Ассоциация ставит вопрос по-государственному, значит, ужен и ответ государственный.

Судя по всему, сама ассоциация нуждается в реальной государственной поддержке со стороны правительства республики, в противном случае она рискует превратиться в самодеятельную организацию в дурном понимании этого слова. И будет жаль, если первый Конгресс соотечественников, проведенный ассоциацией «Ватан», окажется очередным красивым и шумным мероприятием, аее поддержка – разовой и последней.

Нельзя забывать, что на Дагестан с надеждой смотрят десятки тысяч вчерашних граждан СССР – сегодня иностранцев – в Закавказье, Казахстане, Средней Азии. Ибо, перефразируя проникновенные слова аварки из Америки, и на восходе, и на заходе солнца, и белым днем, и темной ночью они живут чувством, что рано или поздно вернутся на родину предков. Поэтому считаю уместным привести слова автора книги по этому поводу: «Миграционные процессы требуют государственной политики, нацеленной оперативно решать вопросы обустройства соотечественников на земле исторического их проживания. Многие ждут нового закона о въезде и выезде, думают, даст ли он больше прав гражданам».

Наконец, о нравственном и воспитательном значении книги. Да, в годы перестройки многое изменилось, в том числе и отношение к соотечественникам, проживающим за границей. Они, действительно, уже не «изменники родины», не «агенты империализма». Но все же… слишком долго нас пугали и наказывали за родство с человеком проживающим в Терции или даже в Польше, Болгарии, слишком дорого обходилось нам, если, не дай Бог, скроем, что у тебя троюродный брат дедушки находится за границей…

Разве и сегодня мы обходимся в разговоре без вводного предложения: «правда, он уехал давно, до моего рождения»; разве мы и сегодня не оправдываем того беднягу, что он не «белоэмигрант», что «он не из-за советской власти уехал». А разве там, за границей, тот же бедняга не боялся дать о себе знать, чтобы не навлечь неприятностей на голову своего советского родственника?

Абдулла Магомедов как историк и политолог подробно рассказал своим читателям-дагестанцам, как и при каких обстоятельствах происходил уход за границу. На основе анализа фактов и документов он показал,, что подавляющее большинство «унесенных ветром» - это, по сути, изгнанники, жертвы политики, царизма, свирепствовавших при советской власти ЧК и КГБ.

Было бы нравственно и элементарно порядочно, если бы наша страна официально извинилась перед памятью тысяч изгнанников, которых принудили покинуть родину и родной очаг. И еще лучше было бы, если мы, наше государство нашли бы способ официально выразить благодарность и признательность всем изгнанникам родины за то, что они не прокляли нас, не забыли свои родину, которая когда-то оказалась для них злой мачехой.

А пока пусть эта книга А. Магомедова будет и извинением, и благодарностью тем сотням дагестанцев, которых он нашел на огромных просторах Земли.

В авторской ли речи, в выступлениях ли участников Конгресса, в частных ли беседах наших соотечественников, в литературных ли произведениях зарубежных дагестанцев красной нитью проходит тема родины, исторического единства дагестанских народов, общности их судеб и в хорошую, и в трагическую минуту. О неизменной, неистребимой любви к родине говорят и те, у кого предки еще в середине XIX в. уехали из Дагестана, и те, кто знал, слышал, как в Дагестане, в его родном ауле вселюдно и печатно его проклинают, обзывая изменником отщепенцем.

Из многочисленных рассказов, а то и просто реплик наших соотечественников, которые приведены в книге, выясняется очень простая, но и великая вещь: оказывается там, в Турции, Америке, Египте, Иордании, они все – и даргинцы, и аварцы, и рутульцы, и лакцы, и кумыки, и лезгины, и другие – просто дагестанцы. Посмотрите список, приведенный в книге: большинство – аварцев, лакцев, лезгин... – к своему имени, даже фамилии прибавляют «дагестанский», «из Дагестана». Это замечательно. Эта непритязательная, но знаменательная подсказка, если хотите – наказ, призыв наших зарубежных соотечественников. Они нам напоминают, быть может, еще раз: кто бы что ни говорил, что бы там ни случилось, у нас родина одна – Дагестан.

Нурислам ДЖИДАЛАЕВ
ведущий научный сотрудник
Дагестанского научного центра,
доктор филологических наук.
ДАГЕСТАНСКАЯ ПРАВДА, 28 декабря, 1994